Чему научила нас бойня в Одессе?

Чему учит нас бойня в Одессе и, шире, весь украинский кризис? Верно, тому, что кроме русских, только и исключительно русских войск, отлично вооруженных, отлично оснащенных, отлично обученных и готовых выдвинуться в любую точку Земного шара в кратчайшие сроки, никто нас не спасет и не защитит. И не только даже не спасет и не защитит — но и не скажет слова правды, не скажет ни слова сочувствия нашим жертвам и нашей боли. Гуманизм и права человека — лишь пустые слова, которые не значат ничего, пока у тебя нет пушки, из которой ты готов разнести башку любому, кто ведет себя антигуманно и посягает на твои права человека. Что всегда и везде будут лежать обгорелые трупы, а вокруг будут какие-то заседания ООН, какие-то резолюции, декларации и заявления, на которые разбушевавшееся зверье даже не плюет — оно просто о них не знает.

И еще везде будет ложь. Тонны лжи. Лжи циничной. Лжи запредельной. Лжи, безумной в своей наглости. «Заперлись и сами себя подожгли». А мировые средства массовой информации будут в лучшем случае подавать «нейтральную» картинку. Драка пророссийских активистов с проукраинскими. Вспыхнул пожар. 40 человек сгорели. И НИ ОДНОГО СЛОВА про рев из толпы «Горите, суки!» Ни одного. Никто не скажет правду и не отпоет наших мучеников, кроме нас самих. Всегда, всегда будет так, что ввод русских войск в Чечню — это «кровавая резня обезумевшей московской империи», а ввод украинских войск на Донбасс — это «восстановление монополии государства на насилие». Русский неправ уже тем, что он русский. Большой. Опасный. Заслуживающий пинка уже за само свое существование.

Этот мир жесток и слабых в нем бьют. Добивают палками с гвоздями под крики «Слава Украине!» Мы не должны быть слабыми. Мы не должны надеяться на гуманизм и права человека. Мы не должны надеяться, что почерневшие от вранья американцы заступятся за наш народ, потому что у всякого народа есть право на жизнь. Нет. Все другие будут делать только то, что им выгодно, и плевали они на наши обгоревшие трупы с высокой колокольни.

И еще мы не должны верить в сказки про «братские народы» и «не могут же они...» Могут! И будут, если мы им позволим, если мы проявим хоть малейшую слабость, если они почувствуют хоть намек на безнаказанность. Всякий народ становится шелковым, когда над ним нависает человек с ружьем. Но стоит человеку отойти — и все рулады про «братский русский народ» заканчиваются в момент. Ах, как эта пидарасня бесилась и обещала прислать полный карателей «поезд дружбы» во взбунтовавшийся Крым — и как мигом про него забыла, стоило там появиться нашим войскам. Как они все выли про «Братья! Братья! Разве вы можете отрывать Крым у братского народа, братья!» — и как они, почувствовав безнаказанность, пошли и сожгли 40 человек, и выли потом всей Украиной в социальных сетях «Ах, хорошо сожгли! Ах, жаль, что мало людей попалили!»

Шакалы.

Шакалы не как ругательство, а как констатация факта. Получив по морде, с визгом разбегаются в стороны — и один лишь полковник Стрелков уже которую неделю держит полдонбасса, а они всей своей шакальей армией не могут его взять. С каким бы удовольствием они загнали стрелковцев и помогающих им донбассцев в здание и подожгли под крики «Слава Украине» — но нельзя, кусаются!

И мы должны кусаться. Рвать на куски. Быть не добычей, но охотниками. Быть не теми, кто пишет жалобы в ООН и показывает свои раны и язвы доброму западному корреспонденту в надежде разжалобить гранитную маску Европы, но теми, на кого пишут жалобы и от кого гранитная маска сама начинает плакать.

Вся украинская кампания показала, что «открытый мир» со стартапами, хипстерами и демократией существует лишь до первого серьезного столкновения, после которого вся эта постмодерн-побелка осыпается и обнажается стальная изнанка народов и наций. Механизм, работающий на крови, ненависти и решимости. Что налет цивилизованности слаб, а желание жрать живьем ближнего — неважно как, буквально (украинцы) или опосредовано (американцы) — сильно, и что мы всегда должны быть готовы к тому, что декорации могут рухнуть в любой момент и мы окажемся в ржавой пустыни реальности.

И еще — что Чечня нас, увы, ничего не научила, там тоже люди с воловьими глазами сидели и до последнего ждали «не могут же они», а когда дожидались, то уже было поздно. И сейчас сидят, смотрят на фотографии задушенной в Одессе телефонным шнуром беременной женщины и мямлят: «Трагическая случайность… возгорание… украинские борцы за свободу». Как писал журналист Бабицкий: «Чеченские борцы за свободу отрезают головы русским пленным, чтобы сделать войну более выпуклой». Угу.

Никто не защитит русских, кроме русской армии и русского ополчения. Никто не скажет правду о русских, кроме русской национальной интеллигенции. Никто не принесет благосостояния русским, кроме русских промышленников и предпринимателей. Никто не построит страну для русских, кроме русских рабочих и профессионалов.

И никто никогда не накажет убийц русских, кроме русских охотников за мразью. Мы в этом мире одни.

(отсюда)

Комментировать в ЖЖ  Обсудить в ЖЖ

Добавить комментарий