К годовщине красного террора

5 сентября 1918 г. было официально объявлено о начале политики красного террора по отношению к «врагам революции». Хотя на самом деле такая политика начала практиковаться практически сразу после октября 17-го.
Итоги красного террора по западным источникам таковы (речь идет о числе расстрелянных или убитых другим способом, по имеющимся в распоряжении документам):
28 епископов, 1219 священников, 6 тыс. профессоров и учителей, 9 тыс. врачей, 54 тыс. офицеров, 260 тыс. солдат, 70 тыс. полицейских, 12 950 помещиков, 355250 интеллигентов, 193290 рабочих и 815 тыс. крестьян (т.е. всего около 1777 тыс.чел.). Деникинская комиссия также насчитала 1,7 млн. жертв.

Получается, что, вопреки устоявшемуся мнению, православное духовенство всё же не было главным объектом террора. На самом деле речь шла о систематическом уничтожении образованного слоя русской нации, что затем открыло дорогу формирующейся «советской интеллигенции». Как это можно назвать, если не геноцидом по признаку принадлежности к русской культуре?
В то же время, глядя на статистику расстрелянных рабочих и крестьян, как-то трудно поверить, что большевистская власть была «диктатурой пролетариата» и в «союзе с крестьянством».

Лев Троцкий определял красный террор как «орудие, применяемое против обречённого на гибель класса, который не хочет погибать».
А вот что писал осенью 18-го Ленин своему подельнику Зиновьеву, заведовавшему «красным Петроградом»:
«Только сегодня мы услыхали в ЦК, что в Питере рабочие хотели ответить на убийство Володарского массовым террором и что вы … удержали. Протестую решительно! Мы компрометируем себя: грозим даже в резолюциях Совдепа массовым террором, а когда до дела, тормозим революционную инициативу масс, вполне правильную. Это невозможно! Террористы будут считать нас тряпками. Время архивоенное. Надо поощрять энергию и массовидность террора против контрреволюционеров…»

А памятники этому «человечнейшему из людей» ныне стоят в каждом российском городе. В каждом российском городе в его честь названы центральные улицы и площади. И какое же может здесь быть национальное самосознание? Русские так и останутся презираемой в мире нацией, пока не рассчитаются с прошлым, не вынесут надлежащую оценку упырям от большевизма.

Комментировать в ЖЖ  Обсудить в ЖЖ

Добавить комментарий